06:57 

Запись № 9 Фанфик - "Дневник Серой Леди"

Kangae_Okita
-Сказочник-
19.02.2012. Добавлена третья часть.

Фэндом: Kuroshitsuji
Персонажи: Грелль Сатклифф, Гробовщик, НЖП и если кто еще по ходу написания появиться, допишу по завершению фика.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Романтика, Юмор, Мистика, Повседневность, Эксперимент
Предупреждения: Мэри Сью (Марти Стью), ОЖП
Размер: "черт знает"
Статус: в процессе написания





Описание:
А способен ли легендарный Жнец на какие-либо чувства? Насколько необычным или обычным должен быть человек, которым он позволит себе увлечься хоть на мгновение? И к чему подобная привязанность может привести? Интересно? Вот и Селене Мие Грей в один прекрасный стало интересно, каково это - провести ночь в гробу. И к кому стоит обращаться с такими вопросами? Конечно, к владельцу лавки ритуальных услуг...

Примечания автора:
Значит так .Данный рассказ родился на свет в тот момент, когда Автор задался вопросами, которые Вы прочитали в описании.
Специально для придирчивых читателей: Мое мнение по данному вопросу, не является истинной в последней инстанции и я считаю, что персонажи люди и нелюди, способны на различные формы привязаности и симпатии, вопрос лишь в том как эту симпатию или интерес в них пробудить.
Я морально готов к обвинениям в ОСС родных персонажей фэндома и к придиркам по поводу Мэрисьющности ГГ.
Осс тут-это вольные додумки Автора на тему "Я считаю,что он\она\оно мог(ла\ло) так поступить,подумать, сделать.)
По поводу Мэри Сью - раз уж всех НЖП всегда автоматически записывают в МЭРИ Сью я усе понял и в предупреждении написал Мэри Сью - так что,не любишь Мэри Сью - Прошу пройди мимо, не порть мне нервы!)
По поводу изменьчивости слога от части к части. Первая часть написана как описание героини и шпарю я там,подражая нежно любимой Жорж Санд,получилось или нет,не знаю,но мне нравиться.
Вторая часть и далее,пишется в более легком стиле,для общего понимания,хотя частично сохраняя стилистику первой.
Фанфик эксперементальный-поэтому конструктивная критика привествуется.
К тапкам, помидорам, банановым шкуркам и прочему мусору со столов фанатов фэндома готов,но предупреждаю,пишу я его в освном для себя,т.к очень люблю Гробовщика и не люблю яой.Зачем выкладываю?Хрен знает.
В остальном приятного (или не очень) прочтения.
С уважением Kangae_Okita.



"Ей внушили, что благодаря всяческим преимуществам - происхождению, состоянию и всему прочему - она должна быть счастливее других. Вот что является источником скуки всех королей в мире и их бесконечных самодурств" (с) Стендаль "Красное и Черное"



****

Селена Мия Грей девятнадцати лет отроду была личностью крайне незаурядной, даже в каком-то смысле эпатажной, по крайней мере, для своего века.
Хрупкая девичья, почти детская, фигурка скрывалась в облаке непослушных длинных волнистых волос золотистого цвета. Но не того оттенка, что поэты-романтики в порыве вдохновения сравнивают с золотом или солнечными лучами, нет, цвет ее локонов больше напоминал о лунном свете.
Светло-голубые глаза смотрели на мир с невинной доверчивостью ребенка, еще не столкнувшегося с жестокостью этого мира. Светлые наряды всегда отличались изысканностью и простотой, подчеркивая очарование маленькой леди, чистой и прекрасной, как первый подснежник, что выглянул из под снежной толщи.
Во все смыслах девушка была красива. Истинная леди, на публике она держалась достойно, острота ее ума и свобода мысли многих поражала и настораживала, но общество падко на то необычное, что не угрожает их престижу, а потому Селена была желанной гостьей во многих салонах. Ее с удовольствием звали на балы. Так смотрители зоопарка сажают редкую зверюшку на самое видное место, чтобы привлечь к себе внимание богатых эгоистичных детишек.
Но что же на самом деле представляла собой девушка, которую общество так остроумно прозвало «Серой Леди»? Что чувствовала она, посещая светские рауты и шумные балы? Чем занималась, когда ее никто не видел? Кем была Серая Леди - Селена Мия Грей?
Эта девушка являлась признанным бастардом семьи Герцога Грея, но, по совести, она не хотела обременять отца и мешать его семье, потому отказалась от переезда в его поместье. Герцог приобрел для девушки небольшой домик на одной из тихих улиц туманного Лондона и не отказывал в содержании.
Селена была благодарна ему за такую заботу. В своем доме она была единоличной хозяйкой, а потому могла делать все, что пожелает, не заботясь о том, что о ней подумают, и пристало ли леди заниматься подобными вещами. Дело в том, что Серая Леди была увлеченной таксидермисткой, - ей нравился процесс создания чучел из некогда живой туши, а потому, в подвальном помещении своего дома, она организовала мастерскую, где свободно занималась любимым делом.
Помимо нее в доме жили: пожилая кухарка мадам Эштон, которая, как правило, не высовывала носа дальше своих владений (кухни), горничная Каталина, - испанская иммигрантка, симпатичная молодая женщина с невероятно красивыми черными глазами, и Норберт, - пожилой дворецкий, некогда служивший при дворе, но разжалованный в силу возраста. У него было слабое зрение, но очень доброе сердце, он всей душой переживал и волновался за свою юную госпожу, которая была неподобающе добра и приветлива к своей прислуге.
Селена Грей всему обществу предпочитала общение с простыми людьми, - ее знали и любили во многих лавках города, куда она лично заходила, чтобы приобрести продукты для домашнего ужина или шелк для нового платья. Девушка свободно болтала с уличными торговцами, официантками в пабах, они казались ей не в пример живыми.
Герцог чувствовал, что он сделал для своей дочери не все, и старался найти ей достойную пару, а вот тут начинались проблемы. Селена никогда не выбрасывала приглашения на званые обеды, вечера и балы, но никогда не задерживалась там дольше, чем того требовали приличия. Высший свет казался ей скучным и ограниченным.
Как-то один из кавалеров, юный граф Леонард, покоренный красотой и загадочной открытостью Серой Леди, спросил ее, что она думает о сегодняшнем вечере и убранстве салона Мадам Лэйн.
Селена Грей мило улыбнулась ему, краем глаза заприметив любопытные взгляды дам, навостривших ушки, и, скрыв лицо за потрясающе красивым веером с серебристой вышивкой, ответила:
-Аристократические салоны приятны тем, что, покидая их, человек может упомянуть о них при случае, - и это все.
-Но… Вам не нравится? - Поразился юный граф, которому и в голову не могло прийти, что кто-то способен позволить себе высказать вслух столь дерзкую мысль.
-Зачем же Вы принимаете наши приглашения? - Осведомилась стоящая неподалеку Мадам Лэйн, слышавшая их разговор.
-Вероятно для того, чтобы мне было о чем упомянуть в другом салоне, - учтиво ответила Селена, озорно сверкая своими голубыми глазами. Несколько ближайших подруг хозяйки дома неодобрительно поджали губы, находя, что эти слова недостойны истинной леди.
-И все-таки, что вы думаете о собравшемся тут обществе? - Мадам Лэйн прищурилась, с торжеством глядя на Серую Леди и ожидая, что та смутится, и ответ ее будет приемлемым для общества - не допускающим каких-либо своих мыслей, и тем самым исправит положение.
-Вы уверены, что хотите знать мое мнение? - Чуть склонив голову вбок, спросила Селена.
-Вне всяких сомнений, - не отступилась Мадам.
-Я считаю, что собравшееся тут общество демонстрирует друг другу полное отсутствие мысли, пустые фразы, настолько банальные, что превосходят всякое ханжество, - все это доводит до исступления своей тошнотворной приторностью.
Стоявшие вокруг них аристократы ахнули и зашушукались о неподобающем поведении Серой Леди. Юный граф, который еще несколько минут назад так жаждал пригласить Селену на танец, поспешил затеряться в толпе, чтобы его, не дай Бог, не уличили в интересе к девушке, высказывающей столь скандальные мысли.
-Вы, кажется, позабыли о вежливости, - холодно произнесла мадам Лэйн.
-Вежливость сама по себе - вещь достойная, но лишь на первых порах, - парировала это замечание Серая Леди, складывая веер, - вежливость - это всего лишь отсутствие раздражения, которое прорывается при дурных манерах.
-Значит, сейчас Вы демонстрируете дурные манеры, - торжественно ухватилась за эти слова хозяйка дома.
-Разве? - Тонкая бровь Селены изящно изогнулась в ироничном вопросе. - Я всего лишь утолила Ваше любопытство, высказав свое мнение и не испытывая раздражения. Меня мучает чувство другого толка, и зовется оно скукой.
-Разве собравшиеся тут юноши не развлекают Вас? - Мадам Лэйн была из тех дам, которые считали, что все без исключения мужчины остроумны и должны развлекать леди изысканной беседой, дабы пробудить интерес к своей персоне.
-Юноши? - Серая леди демонстративно-насмешливо обвела взглядом образовавшееся вокруг нее за время разговора пустое пространство. - Все они на один лад, - рыцари без страха и упрека, слепо приверженные к приличиям и бледнеющие при одной мысли о каком-нибудь хоть чуточку необычном происшествии. Ими владеет страх, как бы не очутиться в смешном или неудобном положении, и этот страх сводит их с ума.
Мадам Лэйн фыркнула и, не проронив ни слова, ушла к другой компании, посчитав, что беседовать со столь неучтивой особой дальше - бесполезное и совершенно глупое занятие.
Селена лишь покачала головой и направилась к столу, чтобы взять себе бокал вина.
«Всякая решимость, умерла в этих людях, и ее наличие в моем характере пугает их, но они готовы простить мне любые выходки, ведь однажды им может понадобиться помощь или милость герцога, - моего отца».

Селена Мия Грей была юна и красива собой. Но, несмотря на более чем живой интерес к своей персоне, она все равно безумно скучала.
Это докучливое чувство отпускало ее лишь в те моменты, когда она принимала от очередного охотника заказ на изготовление чучела или обсуждала новую книгу Вольтера со своим дворецким. Норберт был весьма начитан, и с радостью пользовался разрешением своей госпожи на покупку любых новых книг, представляющих хоть какой-нибудь интерес для его госпожи и него самого лично, поскольку его вкусу девушка доверяла.
Старый герцог боялся, что если он не найдет своей дочери достойную пару до момента, как Господь призовет его к себе, - то после его смерти семья избавится от Селены. Он не желал ей такой судьбы. Она же о ней, кажется, совершенно не думала, что в высшей степени было неправильно, в глазах, как водится, все того же злополучного общества.

****

В тот памятный день Селена закончила чучело медведя по заказу маркиза де Круа, который слыл сорвиголовой и большим любителем охоты, и уже не раз пользовался ее услугами, не скупясь на вознаграждение.
Стянув последние стежки на шкуре и проверив их на прочность, девушка полюбовалась на свою работу и стала собирать инструменты. Обычно мастерскую приводила в порядок Каталина, но на сегодня горничная взяла отгул, так как ей нужно было присутствовать на похоронах своего дядюшки.
Серая Леди поднялась по лестнице и, закрыв дверь в подвал, замерла. Ветер ласково растрепал ее волосы, солнце вызолотило светлые пряди. Пылинки в его лучах медленно оседали на землю. Селена обошла дом по гравиевой дорожке. Такой пасторальный пейзаж навел ее на совсем не солнечные размышления.
“Интересно, что чувствует человек, когда его кладут в гроб? Удобно ли ему? И как проходит сама подготовка тела к его последнему пути в этой жизни?» - Девушка, прищурившись, поглядела на непривычно яркое солнце и, немного пройдя вперед, встала у перил парадного входа в дом. - «Вот с животными все просто и понятно, - если они умерли естественной смертью, то сгниют или будут съедены, если их убил охотник, то из них скорее всего сделают чучело или ковер, обратившись к человеку вроде меня… хм, где-то неподалеку я кажется, видела лавку, предоставляющую ритуальные услуги, думаю, там можно получить ответы на все мои вопросы»
Селена была из тех людей, которые, задавшись вопросом, стремятся сразу же, во чтобы ни стало, получить ответы на него. Целеустремленно направившись вверх по улице, девушка даже не подумала о том, что она без шляпки, ведь ни одна уважающая себя леди не выйдет в полдень на улицу в таком виде.
В каком?
Боже мой, без шляпки!



"Романтика в первую очередь рождается в нашей голове и только после этого пускает корни в сердце." (с) Kangae_Okita

****

На пороге ритуальной конторы девушка неуверенно замялась (все-таки заходить в подобные места было жутковато), набрала побольше воздуха в легкие как перед погружением в воду и все-таки открыла дверь.
Помещение, в которое она вошла, было погружено в таинственный полумрак, из-за чего девушка казалась приведением в белых одеяниях. Штабеля готовой продукции стояли вдоль стен, целомудренно пряча обивку за закрытыми крышками. Прямо напротив входа на добротном дубовом столе стоял черный гроб, таинственно мерцая лакированным боком в тусклом освещении пары светильников.
Селена обошла комнату по периметру, пытаясь понять, куда мог подеваться хозяин лавки, но так и не обнаружила его. Зато нашла в углу еще один столик, на котором стояла чашка с недопитым горячим чаем и блюдечко с печеньем. Девушка аккуратно взяла одну печенюшку, позабавившись над тем, что она была в форме кости, и, надкусив, вернулась в центр комнаты к гробу на столе.
Разглядывая его поверхность, девушка заметила там несколько пятнышек и из интереса (показалось или нет?) потерла их указательным пальцем. Гладкая поверхность под ее рукой дрогнула и бесшумно поехала в сторону, являя ее взору лежавшего в гробу мужчину с широкой улыбкой на губах.
Надкусанная печенюшка выпала из тонких пальцев, а челюсть отвисла неприлично низко для леди. Схватившись за крышку домовины, она попыталась задвинуть ее обратно, но мужчина был явно сильнее. Поэтому в следующую секунду Селена прикрыла рот ладошкой левой руки, правой зачем-то прикрывая его улыбку.
Несколько секунд позы оставались неизменными, а тишина стояла такая, что чудом просочившийся в лавку комар застеснялся собственного писка и замолчал. От громкого смеха хозяина лавки содрогнулись стены, бедная девушка, не ожидавшая такого поворота событий, зажала уши, непонимающе и растерянно хлопая глазами.
Гробовщик, впервые столкнувшейся с такой интересной реакцией на свое появление, так веселился, что из-под челки брызнули счастливые слезы, а шляпа слетела с головы, плавно приземлившись на пол. Действительно, вот ведь забавный момент, ну какой смысл зажимать рот человеку, лежащему в гробу? Визжать ведь полагалось ей, а не ему.
-Леди, чем я могу Вам помочь? – отсмеявшись, Гробовщик все-таки решил узнать цель визита этой забавной девушки. - С кем мне предстоит познакомиться? С Вашей мамой, бабушкой, возможно дедушкой, а может мужем?
Селена представила вышеперечисленных в гробу (за исключением мужа), сделав поправку на то, что вместо матери в гробу будет лежать мачеха, а вместо родной бабушки - противная старая герцогиня Грей, и едва сдержала ехидную улыбку. Вне всяких сомнений, ей бы хотелось увидеть этих гиен в гробу, но помогать она им не собиралась, ровно, как и вступать в какие-либо контакты.
-Нет, увы, - вздохнула девушка, - все мои родственники живы и пребывают в добром здравии.
Хозяин похоронного бюро легко выбрался из гроба и совершил круг почета вокруг посетительницы. Что-то его смутило в ней, что-то, что не бросилось в глаза с первого взгляда, не зацепилось со второго, и мозолило их, упорно ускользая от многоопытного ока.
Это была не обычная посетительница. На ее лице не было печати фальшивой скорби или неприкрытой радости, не было равнодушия, она выглядела… живой. Нет, даже не так, эта девушка выглядела оживленной, заинтересованной. В ее глазах искорками плясало любопытство, которое взаимным отголоском шевельнулось в темных глубинах его бездонной души. Зачем она сюда пришла?
-Так что привело Вас в мою скромную обитель, если никто из Ваших близких не нуждается в моем обществе?
-Мне бы гробик, - наконец выдавила из себя страшное признание Селена, уже успевшая частично забыть истинную цель своего визита.
-Мерки с покойника имеете при себе?
Девушка смутилась еще больше, будто она у него не гроб заказывает, а руку и сердце предлагает, зная, что леди такие поступки не совершают. Гробовщик с улыбкой склонил голову к левому плечу, терпеливо ожидая ответа.
-Ну… как на меня, - наконец выдохнула Серая Леди и подняла на него взгляд прелестных голубых глаз, очень надеясь, что от дальнейших вопросов он воздержится.
-Покупка на будущее?
-На нынешнее, - покаялась Селена.
-Вы больны?
-Можно и так сказать.
-Смертельно больны? - Уточнил гробовщик.
-Разве что на голову, - улыбнулась она, - это ведь не лечится, не так ли?
-Так может Вы позволите мне узнать, зачем Вам гроб? - Продолжил настаивать легендарный жнец, которого обуяло любопытство (впервые, может, за прошедший век).
-Чтобы спать, - наконец придумала причину Селена и покраснела от собственной вынужденной лжи. Почему-то говорить сейчас с этим человеком ей было невыносимо стыдно, ровно как и признаться в том, что ей интересно полежать в гробу и узнать в деталях, как готовят человека к его последнему дню на земле.
Возникла очередная немая пауза, во время которой девушка, якобы случайно, изучала маникюр владельца лавки, который, в свою очередь, даже челку немного приподнял, дабы получше рассмотреть это невиданное им доселе явление, а именно - леди, желающую спать в гробу.
Внешне девушка напоминала ему очередную высокомерную куколку из высшего общества. Она была в изящном платье, с гордой осанкой и изысканными манерами. Но ее выдавали глаза, необычайно живые, искрометные, в которых так легко читались все эмоции. Довольно любопытный экземплярчик, и, возможно, ей удастся его еще раз рассмешить?
-Вы хотите купить гроб, чтобы спать в нем?- Хихикая, уточнил жнец в отставке, опуская челку и поднимая с пола шляпу.
-Ну, да… а что, больше никто их для этого у Вас не покупает? - Уточнила Селена и тут же примолкла, сообразив, какую ляпнула глупость.
-Покупают, но в основном для вечного сна, - мужчина ласково провел рукой по стоящему на столе гробу, - возможно, хотите примерить этот?
Серая Леди во все глаза, будто только заметила, уставилась на домовину, стоящую рядом, и даже потыкала пальцем в бархатную красную подушечку с золотыми кистями. Этот детский жест позабавил жнеца, и его фирменная улыбка стала еще более широкой.
- Может Вам помочь, раз Вы так стесняетесь?
Девушка в который раз за свое короткое пребывание в ритуальной лавке испытала приступ растерянности, глядя на учтиво предложенную ей руку и широкую улыбку ее владельца.
Помедлив, она вложила свою ладонь в ладонь Гробовщика, автоматически отмечая, какая она маленькая в сравнении с рукой мужчины. У него была изящная кисть, длинные пальцы и этот удивительный, столь необычный для мужчины маникюр; интересная личность, наверное, этот продавец ритуальных услуг.
Пальцы гробовщика обхватили ее ладонь, он легко подхватил Селену и бережно, будто она могла рассыпаться от этого прикосновения, опустил в гроб.
-А ничего так, - неуверенно произнесла она, глядя на Гробовщика, который облокотился на высокий край, склоняясь над ней, как сказочный принц над Спящей Красавицей. Тусклое освещение только добавило неуловимого интима и романтики, в этот момент, оживленный бурной фантазией молодой девушки.
Длинные серые пряди скользнули по его плечу, падая на подушку рядом с ее лицом. Необычная посетительница неплохо смотрелась на алом бархате, смущенная и чуть растерянная; такое разительное отличие от его клиентуры. Конечно, не совершенство, но, если он немного ей поможет, она будет воистину прекрасна.
-Вам идет этот гроб.
-Ну… мне кажется, что для меня одной он великоват, - Селена выставила локти в стороны, едва касаясь ими стенок последнего пристанища, - хотя материал у него приятный и мягонько так… кажется даже, гораздо лучше, чем мой матрас.
-Хм, - гробовщик блеснул улыбкой, - мы можем примерить другой.
-А знаете, - девушка решительно села в гробу, откидывая смущение, - к черту, давайте другой примерим. А у вас нет гроба с темно-зеленой или серой обивкой?

****

Спустя полтора часа, Селена и гробовщик определенно вошли во вкус и перемерили почти весь ассортимент находящегося в лавке товара. И даже умудрились поспорить, какой вариант лучше - просторный или чуть тесный. Спор получился относительно жаркий, поскольку к вопросу каждый подошел со своей точки зрения, - нужно ли покойнику свободное место, дабы ворочаться в гробу, и применимо ли это к человеку, который покупает его, чтобы спать.
Вошедший в лавку Грелль Сатклифф, которого отравили на очередную отработку грехов, замер на пороге, испытывая глубокий культурный шок при взгляде на открывшуюся его взору картину.
В некогда аккуратном помещении все гробы были расставлены где и как придется, их крышки лежали на полу, а в эпицентре всего этого хаоса находился его обожаемый кумир, нависая над гробом, в котором, скрестив руки на груди, сидела блондинка. Диалог, который они вели, тоже был весьма странен по своему содержанию и нес довольно туманную информативную нагрузку, наводящую алого жнеца на неприличные мысли.
-Даже если я возьму этот гроб, спать голой я в нем не буду!
-Но Ваш наряд совершенно не подходит для него!
-Ну и что, кто на меня смотреть будет?
-Но если Вы решились лечь в гроб, то Вы должны выглядеть в нем прекрасно…
-Да зачем? Чтобы чертей соблазнять?!
-Это последнее вместилище, в нем нужно выглядеть красиво и торжественно, - упирался легендарный жнец, а его улыбка меж тем приобретала неуловимое сходство с оскалом, хотя и было заметно, что происходящее его сильно забавляет и затягивает.
-А с чего Вы вообще взяли, что я буду прекрасно смотреться голой в гробу? - Девушка наконец сумела задать Гробовщику логически обоснованный вопрос, однако загнать его в тупик ей не удалось.
-Потому что нет ничего прекраснее первозданной красоты человеческого тела.
-Ну, знаете-ли, - зардевшаяся Селена не сразу подобрала слова для ответа, и наконец, вспомнила, зачем, собственно, она вообще пришла за гробом, - я все равно покупаю его ровно для одной ночи, так какая Вам разница, в каком виде я буду в нем спать?
-Почему только для одной ночи? - Оскорбился за свое творение жнец.
-Потому что мне просто было интересно, что чувствует человек, когда его готовят в последний путь и кладут в гроб! - Наконец озвучила Серая Леди причину, по которой она сюда пришла.
-Вы можете его не покупать.
-Что?
-Вы можете его не покупать.
-Серьезно?
-Но при условии, что Вы придете сюда ночью и позволите мне лично приготовить и положить Вас в гроб.
-Вы - нахал!
-Но ведь только так Вы сможете в полной мере утолить свое любопытство, испытав все то, что Вас интересует.
Девушка задумчиво коснулась пальцами подбородка.
-Так Вы согласны?
-А раздеваться мне будет обязательно?
Гробовщик улыбнулся ничего не значащей улыбкой, которую Селена истолковала по своему.
-Вы все равно редкостный нахал.
-А Вы безумны, поскольку хотите добровольно лечь в гроб, еще не расставшись жизнью.
-А когда я еще смогу в полной мере насладиться его комфортом? Посмертно-то мне уже явно будет все равно, - парировала Леди.
Сатклифф, наконец, отмер и на всякий случай потер глаза. Нет, странная картина никуда не исчезла, а Гробовщик и его собеседница в своем споре сошлись уже практически нос к носу, что вызвало у Грелля неожиданную ревность. Уж больно соблазнительно выглядел профиль легендарного жнеца всего в каком-то жалком десятке сантиметров от курносого личика голубоглазой девушки.
-Так Вы согласны?
-Согласна, - решилась Селена, сошедшаяся про себя со своей совестью на том, что этот вариант гораздо лучше. Тем более, что он исключает моральную травму, которую она нанесет своей любимой прислуге, после того, как заявится домой с гробом и попросит установить его в своей комнате, как в фамильном склепе, вместо постели.
Гробовщик помог девушке выбраться из домовины.
-Доброго Вам дня, - произнесла девушка, разворачиваясь к выходу, - сочувствую Вашему горю, - добавила она, проходя мимо алого жнеца, которого приняла за очередного посетителя лавки, в отличии от нее, пришедшего по делу, а не по дурости.
Гробовщик обратил внимание на застывшего истуканчиком Сатклиффа.
-При-и-и-и-ве-е-тик!
-Как Вы могли, - театрально всхлипнул красноволосый, прижимая руку ко лбу, - я так Вас любил, а Вы… крутите шашни – горький всхлип - со смертной…
Легендарный жнец от подобного заявление согнулся пополам, оценив шутку по достоинству.


****


«Между капризом, увлечением и любовью до гроба разница только в том, что каприз длится несколько дольше.» (с) Оскар Уайльд.

****

Весь остаток дня девушка провела, как на иголках. Она пыталась читать, вышивать, даже спускалась в мастерскую перепроверить законченную еще с утра работу, но ничто не могло отвлечь ее от навязчивых мыслей о предстоящей ночи в лавке ритуальных услуг. Благоразумие, вступившее в конфликт с желаниями и фантазиями юной леди, не давало ей покоя.
Образ Гробовщика интриговал ее, заставляя сжиматься сердце, не от осознания того, что она будет спать в гробу, а оттого, что он будет ее касаться. Воображение Серой Леди раз за разом возвращалось к его элегантным рукам, этому необычному маникюру и улыбке, которая совершенно не проясняла его действия.
По сути, так ли много нужной молоденькой, неопытной девушке, чтобы сердце ее неистово билось в груди, а живой разум искал объяснения столь необычному явлению? Девушка, не раз читавшая романы, сравнивала себя с их героинями, пытаясь понять, что же такое она чувствует - зарождающуюся симпатию, которая приведет ее к чистой, светлой любви, или легкомысленную страсть, которая способна погубить и обесчестить благородную леди?
«Боже мой, да о чем же я думаю! Разве пристало леди мечтать о человеке, которого она даже не знает! Да еще и о каком-то бедном гробовщике, ведь он мне совсем не пара, хотя на фоне фатов высшего общества - не в пример более интересный собеседник. Но он, должно быть, даже внимания на меня не обратил, запретив себе и думать о том, что нечто может связать его с такой благородной, хоть и необычной леди. О чем же это я опять? Ведь у меня на лбу не стоит печати «Дочь герцога». Ах, значит, он и вовсе не обратил на меня никакого внимая, кроме как на человека, с которым ему предстоит просто поработать! Неразумное сердце, заглушающее голос разума, как должно быть глупа я, раз позволяю себе подобные мысли!»
Эта чистая и невинная душа, что так часто мучилась от скуки, вмиг исцелилась от этого коварного недуга, приоткрыв для себя прелесть увлечения кем-то кроме себя. С каким жаром ругала она себя за эти мысли, с какой страстью предавалась фантазиям о предстоящей ночи. Неопытность в делах подобного толка сбивала девушку, заставляя думать, исключительно как героиню трагического романа, которой суждено обесчестить себя, отдавшись первому встречному, который, возможно, окажется ее судьбой, и оттого чувствовать себя счастливой.
«Сколь развращающе действуют нескромные романы на неокрепшие умы?» - меж тем думала Селена, - «Неужто я поддамся этому порыву и не смогу призвать себя к порядку? Ведь я могу прогнать эти мысли и быть холодной - моя судьба в моих руках. Не пристало леди забивать голову такими глупостями, пагубно влияющими на душу».
Что может быть прекраснее и одновременно ужаснее женской наивности, не способной отличить муки любви от мимолетного каприза? Сколь прекрасны и необъяснимы противоречия, одолевающие этих созданий, в итоге слушающих лишь свое сердце и лишь потом разум.
«Я буду с ним холодна, ведь я иду туда лишь для того, чтобы утолить свое любопытство, не стоит поддаваться искушению ради глупых девичьих иллюзий, ведь еще ни одну героиню романа они не довели до добра, так стоит ли мне повторять их ошибки?»

И, вопреки всему, открыв шкаф, девушка стала перебирать свои наряды, пытаясь выбрать тот, в котором она будет наиболее выгодно смотреться в полумраке темного логова гробовщика.


****


Платье, которое выбрала девушка, было довольно скромным на вышивку и украшения. Но имело такое глубокое декольте, что почти любой мужчина, заглянувший в него, переполнившись впечатлениями до конца жизни, был обязан устыдиться собственных порочных мыслей и, немедленно раскаявшись, бежать в монастырь.
Платье было сшито по последней парижской моде, и, стоит заметить, что Серая Леди еще никуда его не надевала, приберегая для особого случая. Судя по всему, ночь в гробу она сочла достаточно подходящим случаем. Тем более, Гробовщик обмолвился о том, что в гробу нужно выглядеть прекрасно, а это платье подходило под данное определение как нельзя лучше.
Само собой, справиться с одеждой в одиночку Селена была неспособна, а потому одеваться ей помогала ее мадам Эштон, уже давно привыкшая к причудам своей госпожи.
«А ведь если кто-нибудь узнает, для чего я так оделась и куда ходила этой ночью, во многих салонах мое поведение станет превосходным поводом для пикантных шуточек и анекдотов. Само собой, мне нет дела до глупых сплетниц, но как расстроится мой отец. Я не могу рисковать его репутацией ради своих интересов, а значит, мне нужно соблюдать великую осторожность, быть хитрее лисицы».
Размышляя таким образом, Селена повелела Норберту принести ей приглашение на ночной бал у Маркиза де Ларуш.
-Но, моя Госпожа, Вы ведь терпеть не можете ночные балы и Маркиза! Разве стоит Вам появляться в его доме после того, как Вы отказали ему в чести стать Вашим женихом? – Позволил себе удивиться пожилой дворецкий, поправляя очки.
-Я считаю, что Маркиз не заслуживает той немилости, которую мой отец проявил к нему после того инцидента, а посему, мое появление на этом балу будет добрым знаком и первым шагом к их примирению, - произнесла Селена, надевая перчатки и поправляя шнурок веера на запястье.
-Вы слишком добры, - покачал головой Норберт, доставая из секретера приглашение, - простить Маркиза после тех нелепых слухов, порочащих Вашу честь, которые он посмел распускать…
-Мой добрый Норберт, - тепло улыбнулась ему девушка, - именно наличие добродетели отличает меня от этого низкого интригана.
-И все же, Вы слишком к нему добры.
-Не радуйся, когда упадет враг твой, и да не веселится сердце твое, когда он споткнется. Если голоден враг твой, накорми его хлебом и, если он жаждет, напой его водою: ибо, делая сие, ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе…
-…и каждому по делам его, - закончив фразу за свою леди, Норберт перекрестился и почтительно поклонился, - воистину, в Вас удивительным образом сочетаются ум, юность и красота, а потому я счастлив служить Вам.
-Полно тебе, Норберт, - засмеялась Селена, шутливо хлопая его по плечу веером, - нам ни к чему эти церемонии.
-Моя Леди, экипаж готов, - конюх из городских конюшен возник на пороге.
-Благодарю Вас, - кивнула ему Селена, - Норберт, на сегодня Вы свободны, я покину дом в одиночку и вернусь лишь под утро, поскольку не могу позволить себе так мучать Вас в столь преклонном возрасте.
-Вы правы, моя госпожа, долгие балы мне не по плечу, - улыбнулся дворецкий, подавая девушке шляпку, - но я желаю Вам славно повеселиться.
-Ох, как смешны Вы иногда бываете, ни о каком веселье там и речи не пойдет.
-Но все же я надеюсь, что однажды моя леди сумеет развлечься и вернуться с бала счастливой, - произнес Норберт, открывая перед ней дверь.
-Возможно, однажды так оно и будет, - не стала спорить с ним девушка, надевая шляпку и выходя за порог.


****


Ровно в половину десятого Леди Грей без сопровождения покинула свой дом, отправившись на бал к маркизу.
Девушка продумала свои действия лишь в общих чертах - она собиралась посетить бал, уделить некоторое ни к чему не обязывающее внимание Маркизу и, проведя там несколько часов, удалиться. Но, несмотря на всю простоту придуманного плана, Селене все равно казалось, что она совершает ужасное преступление.
Из окна гостиной ее дома, чуть сдвинув в сторону тяжелую бархатную гардину, за удаляющимся по улице экипажем наблюдал ее дворецкий.
-Мне кажется, у нашей Госпожи появилась от нас тайна, - вздохнув, Норберт отошел от окна и сел в глубокое кресло возле весело потрескивающего камина.
-Она молодая девушка, ей простительны тайны, - проскрипела мадам Эштон, которая, покинув кухню, тоже устроилась в кресле возле камина с вязанием, - когда ей понадобится совет, она обязательно сама нам все расскажет.
-Я боюсь, как бы гордость не помешала ей спросить совета раньше, чем он станет бесполезен, - вздохнул дворецкий, забивая трубку ароматным табаком.
-Все в воле судьбы, - мадам Эштон поправила свободные петельки и опустила руки со спицами на колени, - не думаю, что наша Леди способна на те безумства, о которых ты подумал. Иногда мне кажется, что у нее каменное сердце, не способное загореться любовью к какому-нибудь юноше.
-Ей не нужен какой-нибудь, - въедливый вишневый дым густым облаком завис под потолком, - ей нужен особенный, и как бы этим особенным не стал какой-нибудь бедняк. Тогда все старания герцога пойдут прахом.
-Думаю, Селена прекрасно это понимает и не наделает глупостей.
-Мне бы Вашу веру в женский разум в вопросах любви.
-Влюбленная женщина порой способна на безумства, но чем безумнее ее запретная любовь, тем хитрее она становится.
-Имеют ли счастливый конец романы, о которых ты говоришь? Ведь любовь бедняка для леди - это потеря положения и лица в обществе.
-Порой любовь стоит таких жертв.
-Ваша любовь стоила этой жертвы?
-Вне всяких сомнений, я никогда не пожалею о своей любви к бедному лакею, из-за которого мне пришлось превратиться в обычную стряпуху. Наша любовь переживет мир.
-Вот только в действительности это Вы, мадам Эштон, пережили свою любовь.
-Господь забрал его и не подарил нам детей, семья отказалась от меня, но я и дня не была несчастна, пока он был со мной, - по щеке старой женщины скатилась одинокая слеза, и она украдкой взглянула на дверь, будто надеясь, что вот-вот в нее кто-то постучит.
-Любовь порой так жестока…
-…но жизнь без нее подобна тьме, разве не так?
-Безответная любовь подобна тьме, отсутствие же любви - признак благоразумия, ибо она губительна.
-А как же те, кто живут в браке счастливо?
-Заложники привычки.
-Вы слишком злы.
-Я обижен на любовь, ведь так не изведал взаимности.
-Несчастный человек.
-Прошу, мадам, замолчите, Вы и так этим разговором растревожили старую рану.
-Я все еще рядом с Вами.
-Но сердцем Вы все еще с ним.
Гостиная комната погрузилась в вязкую тишину с запахом вишневого табака. Пламя огня в камине стало медленно угасать, тускло освещая комнату, где каждая тень теперь казалась молчаливым намеком ушедшего прошлого, все еще живущего в душах людей, сидевших напротив друг друга в глубоких креслах.


****


О своем решении пойти на бал к Маркизу девушка ужасно пожалела. Вышеупомянутый, поймав свою несостоявшуюся невесту под локоток, не отпускал ее весь вечер. И, что самое ужасное, Селене пришлось подарить ему целых три танца, поскольку придумать достойного предлога, дабы избежать настойчивого внимания этого юноши, ей не удалось.
Сбежать же ей удалось только тогда, когда одна из многочисленных охотниц за сердцем Маркиза прикинулась, что ей стало дурно, и демонстративно упала в обморок. Хозяин дома, увы, не мог проигнорировать такой инцидент, а потому был вынужден выпустить свою добычу из цепких лап, чем Леди Грей и воспользовалась, мгновенно затерявшись среди кудахчущих дам.
Дворецкий Маркиза вывел девушку через черный ход, предназначенный для прислуги, и, пожелав ей доброй ночи, испарился. Такая милость с его стороны легко объяснялась общей симпатией прислуги к молодой Леди, которая всегда за них заступалась и не чуралась разговора, ни капельки не стесняясь пересудов общества. К тому же, история с несостоявшейся помолвкой многим была по душе. Прислуга Маркиза втихую посмеивалась над ним, ведь он был довольно грубым человеком, предпочитавшим считать, что у них нет души и чувства собственного достоинства. Мудрая поговорка про то, что не надо ругаться с человеком, который тебе служит, работала в их случае в полную силу.


****


Селена вошла в темное помещение, и почти сразу ее взгляд наткнулся на Гробовщика, который, сидя за маленьким столиком в углу, пил чай. Подняв голову, он улыбнулся девушке, делая приглашающий жест рукой.
-А я уже было подумал, что Леди лишь пошутила над гробовщиком и не придет к нему этой ночью.
-Леди была немного занята, - в тон ему отозвалась Селена, стараясь выглядеть как можно более холодной и решительной.
Гробовщик, поднявшись с места, чуть обозначил корпусом поклон, без труда опознав в ней котенка, который хочет казаться львом, а потому не отказал себе в удовольствии чуть подыграть ей. Приоткрыв едва заметную дверь, скрывавшуюся за темной занавеской, в соседнее с лавкой помещение, он поманил девушку пальцем.
-Следуйте за мной…
Она молча прошла мимо него в открытую дверь и оказалась в такой же небольшой комнате, также освещенной лишь одним канделябром со свечами. Весь интерьер этого помещения составлял большой стол из темного дерева в центре, дубовая ванна, наполненная прозрачной чистой водой, и небольшая постель в углу, прикрытая темным покрывалом. Перед постелью сейчас находился тот самый гроб, который они «выбрали» днем.
Пока Селена разглядывала скудную обстановку, Гробовщик, подойдя сзади, аккуратно снял с ее головы шляпку.
Девушка резко обернулась, с легким недоумением глядя на него, но мужчина лишь таинственно улыбнулся и приложил палец к ее губам.
-Тшшш, мертвые не только не разговаривают, но и сами не раздеваются, также, как и не ходят. Я делаю для Вас исключение, но лишь при условии, что Вы будете молчать.
Серая Леди собрала всю свою волю в кулак и кивнула, понимая, что раз она уже решилась на этот поступок, то отступать теперь малодушно и глупо.
Гробовщик нарочито медленно распустил шнуровку платья на ее спине, и оно с тихим шелестом упало к ногам девушки, будто все это время только и ожидало момента, когда ему позволят соскользнуть с плеч.
Селена зябко повела голыми плечами и прикрыла глаза… ей было невыносимо стыдно…



****

Авторское предупредительное предисловие:
Собственно, весь фанфик изначально и задумывался только ради написания этой главы, для получения бесценного опыта по написанию подобных сцен, которые ранее я никогда не писал. Более того, в реальной жизни мне нечто подобное даже обсуждать стыдно, но я честно старался.
В общем и целом, это моя первая попытка написать NC, и я надеюсь, что все не так плохо. Так же я прошу удалиться от мониторов и не читать сие детей и слабонервных женщин, являющихся поборницами нравственности.

Отдельные благодарности хочу выразить:
Ув.Саллар за терпение и редакцию,
и Lumbar scar за наглядные примеры (фанфики) и диспуты в твиттере на тему НЦ и с чем это едят.

С уважением и стыдом, Ваш Kangae_Okita.





****

"Согласие бывает разное - черное, белое красное..." (с) Kangae Okita


****

Длинные тени плясали по стенам, с каждой минутой погружая комнату в плотную осязаемую тьму, одна из трех свечей обреченно зашипела и угасла, захлебнувшись в воске. Любопытная луна лишь на миг заглянула в высокое неприкрытое и окно и тут же скрылась в обрывках туч, не желая быть свидетельницей чужой тайны. Холодные звезды презрительно мигали на темном небосводе.
Легкие шорохи вдоль стен, тихие шаги мужчины и шелест снимаемых одежд - единственные звуки, нарушавшие тишину помещения.
Девушка стояла посреди комнаты, пряча лицо в ладонях, пока ловкие пальцы распускали шуровку корсета, чтобы почти сразу отбросить его в сторону. Смущение, робость, суеверный страх, все это смешалось в единый вихрь, смычком выводя мелодию на нервах, натянутых тугими струнами.
Какой позор, стоять в таком виде перед мужчиной, который не является твоим мужем! Какое бесчестие! Как опозорится она, как падет в глазах общества, если об этом узнает хоть единая душа!
Но как легки его прикосновения, как же аккуратно он касается ее одежды, не задевая голой кожи. Как мучительно тянется время во власти этого человека. Как с каждой секундой нарастает желание подсмотреть, призраки каких эмоций скрываются за его широкой улыбкой.
Тонкие руки суетливо скользнули вниз, стыдливо прикрывая обнаженную грудь. Гробовщик с улыбкой заглянул в лицо девушки, ее длинные ресницы слабо подрагивали, отбрасывая длинные тени на розовые от смущения щеки. Первозданная чистота и невинность хрупкого цветка манила, как запретный плод, желание сорвать его единолично поднималось из глубин темной души. Ведь, по сути, она никогда не осмелится рассказать об этом кому-либо. Леди из высшего общества, как правило, уносят с собой в могилу гораздо больше тайн, чем рассказывают за всю жизнь. Обвив ладонями ее тонкую, хрупкую, девичью, почти детскую, фигурку, он взялся за шуровку панталончиков.
Селена удивленно открыла свои прелестные глаза, но все, что она увидела, оказалось лишь темной тканью его мрачного пыльного костюма. Длинные серые волосы пологом накрыли ее спину, когда он чуть склонился к ней. Мягкая ткань широких рукавов его одеяния приятно щекотала бока, а от самого мужчины пахло имбирным печеньем.
Холеные пальцы сомкнулись на отвороте воротника, и девушка, поддавшись неожиданному порыву, приподнялась на цыпочках, принюхиваясь к его шее. Неужели смерть действительно пахнет имбирным печеньем?
Панталончики упали на пол, но Леди легко переступила их, оказываясь еще чуть ближе к мужчине, чьи руки замерли на ее спине.
Она была такой трогательно маленькой, что при желании он мог обнять ее и себя одновременно. Одно резкое движение, и он может сломать ее. Завершить жизненный путь столь занятного создания, которое, кажется, даже не понимало, насколько ее истинные желания расходятся с желаниями этого мрачного человека, столь трепетно любящего смех. Впервые за долгие столетия в нем ровным пламенем разгоралась страсть, желание обладать. С той минуты, как девушка переступила порог его лавки, с той секунды как он помог ей лечь в гроб, он уже знал, что будет дальше. Знал, что получит то, чего желает. Однако, брать просто так ему претило, ведь за все нужно платить, а значит, он подарит ей незабываемый опыт, сладкую пытку, которая так интригует невинные души.
Она все еще лежала в гробу, ему же оставалось лишь приладить сверху крышку этой изысканной посмертной ловушки и вбить последние гвозди.
Длинные ногти чуть царапнули кожу, когда Гробовщик, отодвинувшись, сжал ее плечи. Блеснули испуганные синие глаза, и последняя свеча, оставив после себя лишь едва заметный запах дыма, потухла.
-Отриньте ложный стыд, сегодня Вы мертвы, мертвецам не пристало проявлять эмоции, - шепот потоком горячего воздуха обжег шею, оставляя на ней влажный отпечаток.
Потрясенная Селена как в тумане подняла на него свои глаза, чувствуя, как его пальцы с длинными ногтями скользят по позвоночнику, заставляя спину покрываться мурашками. В считанные секунды она осознала, что должно произойти дальше, когда ее тело оказалось крепко прижатым к его груди.
Смятение огнем полыхало в чистой душе, но помимо своей воли она вдруг нежно, почти жалостливо, будто понимая, как ему нужно утолить многовековой голод, погладила его по щеке.
Гробовщик, оскалившись, мотнул головой, его смешная шляпа упала на пол. Девушка медленно и зачарованно убрала челку с его лица, но темнота, царившая в комнате, обнимающая жнеца и Серую Леди, не позволила ей что-либо разглядеть.
Неловко и смущенно она расстегивала пуговицы его камзола, в то время как он, внимательно прищурившись, продолжал следить за девушкой, выводя на ее спине замысловатые узоры холодными пальцами, как у мертвецов, с которыми он так часто имеет дело. Рука его вытащила из ее волос заколку, и они непослушной тяжелой волной хлынули на белоснежные плечи.
Селена вздрогнула, будто приходя в себя, и хотела отступиться, но Гробовщик удержал ее, удивительно ласково целуя прикрытые веки.
Близость живого, теплого тела волновала, казалось, ее запах проникает через его ожившую от прикосновений ее рук кожу. Обнаженная маленькая грудь в свете луны манила своей белизной, сквозь которую просвечивали тонкие голубоватые линии вен. Округлая, чуть заостренная форма очаровывала, вселяя сладкий трепет где-то в районе желудка, пробуждая фантазии о том, как он к ней прикоснется. Жнец нарочно оттягивал эти моменты, тем самым усиливая собственное желание и чувствуя, как в ожидании томится девушка, сама того не осознавая.
Серая Леди наконец справилась с пуговицами и беспомощно поглядела на обнаженный мужской торс, рельеф которого пересекали тонкие линии застарелых шрамов, будто он был куклой, которую так не хотели выкидывать, что штопали каждый раз, как она приходила в негодность. Селена медлила, не в силах заставить себя хотя бы кончиком пальца прикоснуться к нему, ведь это бы означало ее окончательное поражение.
Отдаться на милость незнакомца по собственной воле, какой абсурд! Как в такой момент ее разум может вести столь напряженную борьбу с самим собой? Животные инстинкты должны преобладать над здравым смыслом толкая на авантюры, столь манящие и губительные, что тело сводит судорогой от одной только мысли об этом.
Девушка не запомнила, в какой момент для нее все изменилось, возможно, когда он подхватывал ее на руки, а может, когда укладывал на постель, минуя гроб. Его кожа на ощупь оказалась гладкой, чуть бархатистой и прохладной. Селена уперлась ладонями ему в грудь, когда мужчина, навалившись сверху, придавил ее к матрасу.
Он не целовал ее в губы, хотя именно этого она жаждала больше всего. Его губы хаотично касались щек, лба, век, спускались по шее к груди, но и там не касались тех мест, которые более всего томились в ожидании. Эта невинная ласка была столь мучительна, что девушка едва слышно застонала, чтобы в следующую секунду испугаться этого неожиданно громкого звука.
Гробовщик оторвался от нее, пытливо и чуть насмешливо заглядывая в лицо, его бедро потерлось о ее слишком бесцеремонно, чтобы это движение выглядело естественным, и слишком медленно, чтобы не отстраниться.
На ее животе все еще оставались следы от чересчур сильно затянутого корсета, и его пальцы ласково обводили эти бороздки, оставленные стремлением казаться красивее. Длинные волосы Гробовщика темными занавесками свисали по обе стороны от ее головы, не оставляя выбора, куда смотреть. Ей приходилось смотреть лишь в его глаза.
-Неужели все умершие проходят через подобное? – Неожиданно улыбнувшись, Селена на миг отодвинула робость; ее руки увлеченно скользили от его шеи к подбородку, по плечам, животу, изучая мускулистое тело из столь неудобного положения. Жнец нависал над ней, приподнявшись на руках и чуть откинув голову назад, чтобы девушке было удобнее касаться его везде, где она пожелает.
-Увы, нет, - его чуть хриплый шепот вновь нарушил тишину, - но это то, что любой человек должен познать перед забвением.
Селена, получив такой ответ, сжалась в комочек, вновь мучительно ощущая тот стыд за то, что сейчас происходило, за эти его прикосновения, поцелуи и за то, что она, благородная леди, так непростительно легко уступила ему.
Гробовщик вновь приблизился к ней и, чуть сжимая подбородок пальцами, коснулся тонких губ языком. Не настойчиво, а, напротив очень терпеливо ожидая, когда она сама ему ответит. Девушка прикрыла глаза, и маленький язычок забавно скользнул по его верхней губе, срывая покров последних сомнений, сдерживающих его, ведь до последнего момента он надеялся, что она оттолкнет его и убежит, подхватив платье. Теперь же, даже если Леди этого захочется, она уже будет не в силах ничего предотвратить, не в силах остановить страсть и похоть Жнеца, не пробовавшего любви столь долгое время.
Первый поцелуй был долгий, глубокий, захватывающий, влажный, с легким привкусом кислоты. Девушка очень робко отвечала ему, бессильно прижимая руки к своей груди, будто пытаясь заглушить стук своего сердца, которое набирало темп с каждой секундой. Ее дыхание начинало сбиваться, становясь более частым.
Он навалился на нее чуть сильнее прежнего, из-за чего все очарование момента вмиг разбилось вдребезги, так как она почувствовала возбуждение мужской плоти, которой явно было тесно в брюках. Селена протестующе замотала головой и попыталась оттолкнуть его, но… это уже было бесполезно. Мужчина во много раз превосходил ее силой и, по возможности, брал опытом. Удерживая ее руки, он чертил языком влажные дорожки по груди, удовлетворенно отмечая, как женское тело против воли разума откликается на ласки, вздрагивая при каждом прикосновении.
Собственное желание душило Гробовщика с неимоверной силой, но забывать про девочку ему не хотелось – эгоизм был не в его стиле, ведь он должен дать ей что-то взамен, прежде, чем похитить ее невинность. Жнец вновь вернулся к ее губам, в этот раз почти насильно заставляя отвечать на поцелуй.
Парадокс, но девушка, которая изначально была совсем не против ласки, сейчас была напугана. Животная страсть мужчины одновременно вселяла ужас и приятно льстила, из-за чего по телу пробегала дрожь, сводившая тело едва ли не болезненной судорогой. Селена, устав бороться с собой, покорно обмякла в его объятиях, позволяя делать все, что он посчитает нужным.
Гробовщик, расплывшись в довольной улыбке, в мгновение ока освободился от одежды, сковывающей его тело. Он опустился обратно на постель рядом с девушкой, с улыбкой наблюдая, с какой смесью ужаса, восхищения и любопытства она смотрит на предмет гордости многих мужчин.
Леди с немым вопросом посмотрела на него, не понимая, почему он бездействует. Жнец молча покачал головой, и она сама потянулась к нему за поцелуем, обнимая своими хрупкими руками за шею и прижимаясь голой грудью к его груди.
Контакт обнаженной кожи опьянял не хуже выпитого залпом стакана красного вина на голодный желудок. У девушки перехватывало дыхание от собственной безрассудности и отчаянного желания дойти до конца.
Он с тихим рыком повалил ее обратно на спину, жадно целуя и покусывая припухшие губы, видя, как в глазах его жертвы плещется отчаянная храбрость вперемешку со сладкой истомой и страстью.
Его рука, небрежно расчертив ее живот, опустилась в самый низ, чувствуя под пальцами чужое пульсирующее тепло и влагу. Он провел подушечкой указательного пальца по клитору, стараясь не доставить ей неприятных ощущений ногтями. Девушка ощутимо напряглась от этих прикосновений, но сопротивляться не стала. Не прекращая своих ласк, он вновь вернулся к ее губам, плавно опускаясь по шее к груди. Ее маленькие соски мгновенно реагировали на ласки его языка, твердея и набухая. С губ ее слетали чувственные робкие тихие стоны, заводившие его все больше и больше. В лунном свете ее красивое тело мелко подрагивало от возбуждения.
Убрав руку, он сжал ее бока и опустился вниз. Мужчина чувственно провел языком вдоль ее щели – она была липкой и кисловато-соленой на вкус, и это пробудило в нем еще большее возбуждение.
Селена выгнулась дугой, запуская руки в его длинные волосы и довольно чувствительно дергая за них, но ради такого легкую боль можно было и потерпеть. Он инстинктивно сжал ее талию, впиваясь ногтями в кожу, которую чуть раньше так не хотел повредить.
Тянуть больше Жнец не видел смысла, да и терпеть больше не мог, ее лоно, мокрое от слюны и смазки, было готово для последующих действий, которые, вне всяких сомнений, доставят ему гораздо большее удовольствие. Главное не спугнуть ее…
Мужчина неожиданно прекратил ласкать ее там и, медленно покрывая поцелуями живот, вновь двинулся вверх.
Разгоряченная девушка отметила, что в его движениях появилось нечто суетливое, но грациозно-хищное, словно он предвкушал нечто большее. Сдвинуть ноги чисто автоматически у нее не получилось, так как ее колени мягко удерживал Гробовщик.
Селена вздрогнула, когда он, тряхнув головой, отбросил назад волосы, позволяя ей в тусклом свете луны выбравшейся из-за туч увидеть его улыбку и блеск зеленых с желтоватыми искрами глаз.
Ни капельки не заботясь более о партнерше, он резко и без предупреждения вошел в нее, крепко сжимая эти хрупкие плечи.
Серая леди закричала, сорвав голос на хрип и замолчала, задохнувшись от резкой, но непродолжительной боли, так как он замер внутри нее, давая возможность хоть немного к этому привыкнуть.
От такой резкой смены нежности на грубость глаза девушки подернула пелена слез, внутри все горело и жгло огнем. Ее плоть пульсировала, сжимаясь вокруг его члена, не до боли, о нет, скорее для него это были дополнительные приятные ощущения.
Мужчина слегка вышел и во второй раз вошел более медленно и аккуратно. Селена, стиснув зубы, стерпела, хватая его за длинные пряди, свисавшие возле лица, и притягивая к себе. Она надеялась отвлечь его поцелуем от основных действий, но Жнец не остановился. Целуя девушку, он продолжал медленно терзать ее тело, она же неожиданно вцепилась зубами в его нижнюю губу. Солоноватый привкус крови лишь раздразнил его, отключая последние тормоза.
Умоляющий взгляд девушки уже был не важен. Он прижимался к ней всем телом, целуя, куда придется, и сдавленно стонал, сбивая дыхание.
Женская физиология просто создана для любви и довольно быстро приспосабливается ко всем движениям, а потому, через какое-то время, Леди стала выгибаться под ним, тоже тихо постанывая и что-то сбивчиво шепча. Мокрые от пота волосы липли ко лбу и льнули к телу, упираясь руками в его грудь, она пыталась хоть как-нибудь взять под контроль эту необузданную эгоистичную страсть. Боль внизу отступала, и появлялась легкая эйфория, сконцентрироваться на которой ей не удавалось лишь из-за легкой боли в плечах.
Из под его пальцев тонкими струйками сочилась алая кровь, пачкая ее светлые волосы. Длинные ногти, порезав кожу, продолжали впиваться все глубже и глубже. Но это уже мало кого волновало.
Однако, краем затуманенного разума Гробовщик осознал, что, возможно ей неприятно, и поменял свое положение. Он повернул ее набок, сцепился своими большими руками с ее маленькими ладошками, отвел руки за ее голову и снова начал двигаться, так, что ее попка изумительно шлепала по его паху. Теперь он держался одной рукой за ее живот, а второй за бедро, стараясь каждый раз вводить член на всю глубину.
Селена громко стонала, почти кричала, а он лишь тяжело дышал в ее окровавленное плечо. Мышцы ее влагалища стали быстро сокращаться, из глаз хлынули слезы. Стиснув в пальцах покрывало, она выгнулась такой дугой, что Гробовщику на секунду показалось, что она сейчас отломает его достоинство. Однако в следующий миг он вновь подмял девушку под себя, двигаясь быстрее, не обращая внимания на глухие крики и явное сопротивление…. еще немного, совсем чуть-чуть и… Жнец зарычал едва ли не громче девушки, расслабляясь и обмякая.
Серая Леди ощутила внутри нечто горячее и явно склизкое, но с облегчением перестала биться под мужчиной, поняв, что он закончил. Тяжелое тело некоторое время не двигалось, прижимая ее к матрасу. В момент, когда Селена уже почти решилась позвать его, он сам вышел из нее и, не говоря не слова, взял на руки и отнес к дубовой ванной.
-Кажется, я все-таки умерла, - проронила девушка, когда он осторожно смывал кровь с ее спины.
-Умерев, Вы подарили жизнь кому-то другому, - отозвался Гробовщик, улыбаясь знакомой ей ничего не значащей улыбкой, - но, увы, умерли не Вы, а лишь какая-то Ваша часть…


****


Серая Леди покинула лавку Гробовщика под утро, когда первые робкие лучи солнца коснулись крыш лондонских домов.
Легендарный Жнец лежал на смятой, пропахшей потом и сексом постели, и бездумно любовался потолком. По блуждающей на его губах улыбке можно было догадаться, что сделкой он остался доволен. Он знал, что очень скоро встретит ее вновь.


****

Селена тихонько вошла в дом, сняв туфли еще за порогом, и поднявшись в свою комнату, заперла дверь на ключ. Сбросив платье и нижнее белье, она встала перед зеркалом, разглядывая длинные царапины на коже живота и плеч.
«Боже, неужели я сделала это? Как я объясню появление этих отметин Каталине, ведь я не смогу одеться без ее помощи…»
-Муки совести и добродетели?
Девушка обернулась и увидела на подоконнике того самого красноволосого мужчину из лавки гробовщика.
-Как Вы сюда попали?
-Вошел, - Грелль безразлично провел указательным пальцем по прислоненной к подоконнику бензопиле.
-Зачем Вы пришли сюда?
Алый Жнец покопавшись по карманам, открыл книжку и, поправив очки (явно подражая Спирсу), лекторским тоном прочитал:
-Леди Селена Мия Грей должна расстаться с жизнью в шесть часов утра пятнадцатого июля.
-Но сегодня…
-Пятнадцатое июля, - расплылся в счастливой улыбке Сатклифф, заводя пилу.
-…это то, что любой человек должен познать перед забвением, - прошептала девушка, прежде чем мир померк для нее навсегда.


****


Леди Селена Мия Грей скончалась пятнадцатого июля 18** года в собственном доме в Лондоне. У вышеупомянутой Леди долгое время наблюдался дефект, именуемый «рестриктивной кардиомиопатией», вследствие чего, девушка скончалась от остановки сердца.
Обследование показало, что смерть была естественной, без внешнего вмешательства.


URL
Комментарии
2012-02-17 в 07:47 

Akasha-T
Первая реакция была примерно такая - О ,О'
Но Вы каким-то образом делаете так, что внимание завязает в строчках, заставляя читать дальше, не обращая внимания на нелюбовь к каким-либо персонажам. Вы их показываете с какой-то необычной стороны Х))
И вообще, Несмотря на немалое количество фанфиков по Дворецкому, Ваш оказался таким...свежим что ли Х) Хотя Ваши идеи всегда непривычно смелые, а персонажи откровенно настоящие и искренные сами с собой, что тоже редкостьХ)
И вот теперь мне интересно, до чего эту чудоковатую доведет ее любопытство Х)))

2012-02-17 в 09:15 

Kangae_Okita
-Сказочник-
Akasha-T, по первоначальному замыслу, до нцшного рейтинга, но покс писал третью часть в голову пришла еще одна мысль и не пожелала уходить.)
А каких персонажей из данного фэндома Вы не любите?)

URL
2012-02-17 в 09:52 

Akasha-T
Еще одна мысль? О,О ..Я заинтригована..о.о
Ну, как сказать, .. не то чтобы совсем не люблю, но персонажи данного фендома при просмотре аниме вызвали крайне мало положительных эмоций и интереса. Проще говоря смотрелось только ради "попялиться на кавайного дворецкого" == как-то вот такХ) А тут, в руках искуссного кукловода, совершенно неприметный (для меня) персонаж обрел жизненный и., как бы это сказать..чувствующий видХ)

2012-02-17 в 09:55 

Akasha-T
Ах да, а что случилось с тем фанфиком с дворецким?)))

2012-02-17 в 16:45 

Kangae_Okita
-Сказочник-
Akasha-T, Понятно-понятно.)
Предыдущий фик я начинал писал в соавторстве и девушка с которой мы писали, сейчас покачто сидит без вдохновения, поэтому проект завис.)

URL
2012-02-17 в 16:48 

Akasha-T
Эх, ну ладно, надеюсь вдохновение вернется))) А пока буду наслаждаться КанарейкойХ)

2012-02-17 в 17:09 

Kangae_Okita
-Сказочник-
Akasha-T, Да, я планирую ее выкладку на сегоднешнюю ночь или завтрашний день.)

URL
2012-02-17 в 17:33 

Akasha-T
Ах, мне так нравится первый вариантXDDDD

2012-02-19 в 20:10 

Kangae_Okita
-Сказочник-
19.02.2012. Добавлена третья часть.

URL
2012-02-19 в 20:30 

Akasha-T
Ааа? На самом интересном месте? То есть, какие завораживающие события)) Х) Становится все интереснее))) И как красиво все подано.

2012-02-24 в 21:36 

Kangae_Okita
-Сказочник-
Добавил последнюю часть.

URL
2012-02-25 в 07:40 

Akasha-T
Эм..описание конечно у Вас как всегда удалось на 5 +...но такой резкий поворот жанра, мягко говоря, удивилX) как и смерть героини.Х))

2012-02-25 в 09:05 

Kangae_Okita
-Сказочник-
Akasha-T, А оно собственно и задумывалось только ради написания этой сцены, так как мне очень хотелось попробовать себя в роли "Мастера Хентайного Пера" х) А смерть почему удивила? Вфендомный ход, да и....надоела она мне. х) Слишком идеальная вышла, потому убил. х)

URL
2012-02-25 в 09:12 

Akasha-T
Да, я читалаХ)) надо сказать,роль удаласьХ))
Не знаю почему, но удивила. Хотя если честно, меньше, чем то, что вы описали до нееXDDD
Как оказывается опасно быть идеальнойXDD
Да, после прочтения Ваших работ нельзя не заметить трогательную симпатию ко всему(особенно девушкам) миниатюрному^^ ' Х)

2012-03-03 в 19:44 

~Lady in Blue~
Ураааа!) Я здесь зарегестрировалась.) Тааак... Что я хотела? Точно! Теперь я ещё и этот Ваш фанфик буду читать. Оххх.. Как же нравится то, как Вы пишите! Интригующе, заманчиво и словсшибающе(?).=) Когда читаешь так качественно написанные фанфики собственный лексикон улетает за пределы галактики...*настороженно* Похоже, я скоро превращусь в фаната-фанптика... Да ладно. это здорово!)))

LuxAminae (Последний раз представляюсь... Эх...)

2012-03-04 в 16:04 

~Lady in Blue~
Какой.. хороший фанф... *хлип* Всё так здорово продумано... *хлип* Мне очень понравилось.=) Ааа! Моё восхищение не передать словами..)

     

-Сказочник-

главная